Category: производство

velo1

Корча, ч.4: вдоль бульвара Фан Ноли

В заключение нашей прогулки по Корче, пройдём вдоль всего бульвара Фан Ноли с запада на восток, от базара до пивзавода. Бульвар был назван в честь Стефана С.Ноли - албанского политического деятеля ранних лет независимости, а в планировочном отношении служит широтной осью развития города, связывая воедино его исторические районы. На бульваре располагаются важные общественные и культурные объекты, часть которых я обозначил на сводной карте:

Корча: план центральной части

Базар играл первостепенную роль в жизни торгового города, каким была Корча с конца 18 века. Он находился на въезде в город и совместно использовался христианской и мусульманской общинами, не принадлежа ни одной из них. Базар не являлся чисто утилитарным местом: известно, что торговые павильоны для него возводили не просто каменщики или плотники, а архитекторы. Для размещения иногородних купцов, на базаре имелось два караван-сарая турецких времён - Хан Эльбасан и Хан Манастири, очевидно, названных в честь основных торговых партнёров Корчи. Любопытно, что первый действовал по прямому назначению вплоть до самого последнего времени.

В общем, есть что посмотреть и не только: ведь Корча - албанская житница, и дары местных полей по праву считаются образцом качества и вкуса. Наш поход на базар удался только по этой части.Collapse )
velo1

Минск: осенние Кошары

Самый близкий к центру участок Партизанского района минские риэлтеры незатейливо называют "Захарова - Пулихова" по названиям ограничивающих его улиц и считают его если не элитным, то весьма престижным. Транспортных магистралей и даже сквозных проездов тут нет, зато зелёных насаждений - изобилие. Недавно переселившись в этот "тихий центр", я первым делом озаботился узнать историческое или хотя бы народное название района. В самом деле, как, например, объяснять друзьям, куда я переехал? К моему удивлению, оказалось, что несмотря на близость к городскому центру (в пешеходной доступности) и чёткую морфологию (он с трёх сторон ограничен рекой и промзонами), данный район названия не имеет!

Такой парадокс в первую очередь объясняется тем, что историческая городская застройка Минска была почти полностью уничтожена во время Великой Отечественной, и послевоенные кварталы создавались практически с нуля. А без материального носителя и его прежнее название быстро выходит из употребления. Новые названия тоже не всегда приживались, ведь при Советской власти преобладал своеобразный подход к топонимике, когда названия улицам, районам и целым городам давались стандартные и обезличенные, безо всякой привязки к местности - в честь Первомая, революции и её деятелей и даже юбилеев.

В общем, живу я теперь в безымянном, хотя и весьма приятном месте. Прямо с балкона открывается замечательный вид на юго-запад:



Высотки вдоль берега Свислочи в районе Ульяновской улицы образуют неплохой скайлайн, но они далеко, а нас в этот раз интересуют ближайшие окрестности: там, где река делает две характерные излучины. На фотографии видно, что эта территория практически не застроена, а занята парками и заводами.

В 19 веке в верхней излучине Свислочи располагалось предместье Кошары, в котором селились ремесленники и прочий небогатый люд. Место для застройки было, прямо скажем, неудачным, ибо пойма часто заливалась во время паводков, и жители стремились оттуда уехать при первой возможности. Поэтому уже к концу века район сменил функциональность: основную часть поймы занял "металлургический" завод, а а вместо жилых домов построили казармы (отсюда, собственно, и взялось странное для современного уха название Кошары). В свою очередь, после войны казармы было решено снести, а на их месте разбить парк, который существует и по сей день. Его название в честь 40-летия Октября прямо указывает на время возникновения - 1957 год. Пока золотая осень, идёмте гулять в парк.Collapse )
velo1

Карабюк и Сафранболу: индустриально-исторический тандем

Континентальная Турция далеко не столь фотогенична, как Стамбул или морские побережья. Современные шоссе огибают города, а аридные пейзажи за окном не вызывают большого желания вообще где-либо останавливаться. Так, на всём 500-км пути от Стамбула до Амасры нашлось только одно место, достойное упоминания - город Карабюк и его древний спутник Сафранболу. Последний, будучи включён в какие-то списки Юнеско (о чём гордо возвещает огромный плакат при въезде), привлекает немало туристов своими старинными и необычными постройками Османской эры. Но нам интересно не только это, ведь Карабюк - это флагман индустриализации Турецкой республики.

Правительство Ататюрка поставило своей целью развитие экономики по западному образцу. В 20 веке это означало строить и развивать промышленность, и прежде всего её базовые отрасли. В первые же годы Республики были приглашены западные эксперты, задачей которых стала оценка перспектив возникновения здесь чёрной металлургии на основе имеющихся месторождений железной руды и угля - насколько велики их запасы и адекватно качество, чтобы экономически оправдать будущее функционирование возникающей с нуля металлургической отрасли. По разным причинам, теоретики из западных университетов не смогли довести свои изыскания до какого-либо весомого практического результата, и турецкое правительство обратилось за помощью к Советскому Союзу, который к 30-м годам уже имел успешный опыт индустриализации.

Советские геологи и инженеры не подвели (к сожалению, их имён пока найти не удалось: на турецком сайте компании нашлись слова благодарности в их адрес, а вот в российских источниках - ни слова). В точных цифрах оценив новую отрасль как перспективную, они в кратчайшие сроки подготовили обоснование строительства металлургического комбината. Как по учебнику географии, точку его размещения выбрали с учётом транспортировки руды (с востока, из Дивриги) и коксующегося угля (с северо-запада, из Зонгулдака) и местных запасов известняка. Таким оптимальным местом и стал Карабюк. Оставалось только нанять британских подрядчиков, и в 1938 году на месте рисовых полей началось строительство. Уже через год в строй были введены первые объекты (электростанция), а к 1941 году комбинат заработал как единое целое.

Поскольку в Османской империи класс капиталистов не успел сформироваться, молодая турецкая республика проводила индустриализацию своими силами в рамках политики этатизма, и долгое время целые отрасли промышленности включая металлургию принадлежали государству. Лишь в 1995 году комбинат был приватизирован, и образовалась частная компания Kardemir, как сокращение от слов Karabük Demir Çelik.

Посмотрим на завод своими глазами, а затем проследуем в Сафранболу.Collapse )
velo1

Блицтурне на Селигер, ч.1: Кувшиново


В минувшее воскресенье мы с друзьями наконец-то выбрались в Осташков. Путешествие снова проходило в формате блицтурне: марш-бросок на Шкоде, пара часов прогулки по городу, обед из термоса, обратный путь. Собираясь в дорогу, не учёл одного важного обстоятельства: климат на Селигере сильно отличается от тверского. Прогноз погоды по Твери обещал летнюю безмятежность (солнце и +21), ну я и отправился в летней одежде :) В Твери действительно была обещанная погода, а вот в Осташкове нас ждал настоящий ноябрь, с ветром, дождём и температурой на целых 9 градусов ниже ожидаемой. Так что прогулку пришлось сократить, от машины далеко не отходить, и периодически в ней греться. А главный местный attraction, Нилову пустынь, даже и не подумали посетить.

Город Осташков соединяет с цивилизацией Ленинградкой хорошая и пустая в это время года и суток дорога, 120 км от Торжка. По пути изредка встречаются машины (с исключительно московскими номерами), деревеньки с десятком домов и пасторальные пейзажи. А в основном, сосново-берёзовый лес по обеим сторонам трассы, кое-где помеченный ориентирами (проще говоря, тряпками на ветках) якобы грибных мест. Ближе к Осташкову чувствуется озёрный край: лес покрывается красивым зелёным ковриком мхов, появляются ларьки с копчёной рыбой и придорожные торговцы клюквой; всё по специальным ценам для любимых масквичей.

Помимо нетронутой природы, на трассе имеется единственное городское поселение - районный центр Кувшиново, куда мы ненадолго заехали из любопытства и даже пощёлкали. Кувшиново, в отличие от многих других городов Тверской области, не избалован вниманием туристов. Он был, есть и будет типичным российским фабричным поселением. Тем не менее, город далеко не безнадёжен: его стержень, Каменская картонно-бумажная фабрика, все 210 лет своей истории является успешным и динамичным предприятием. Показательно, что железную дорогу (ветка Торжок-Соблаго) специально проложили в 1912 году для нужд фабрики, а не наоборот, как в подавляющем большинстве случаев, когда заводы строились благодаря наличию железной дороги.

Разумеется, сколь-нибудь значимых достопримечательностей или памятников архитектуры здесь не найти, но история города и его современный облик достаточно интересны. Особенно удивителен тот факт, что город получил своё название в советском 1965 году в честь фабрикантов, которые владели предприятием до революции.



Первое, что встречает путников на въезде в город - это целых три АЗС. С утра они выгодно отличались ценой на бензин, но заправляться ещё не было необходимости, а вот когда эта необходимость возникла после обеда на обратном пути, цена уже выросла аж на 20 коп. до среднеобластной.

Сворачиваем налево и едем в центр по ул. Октябрьской, похоже, единственной асфальтированной в городе. До центральной площади ехать минуты две, но ещё надо остановиться у церкви Амвросия Оптинского.Collapse )